«Санта-Барбара» по-русски.

«Санта-Барбара» по-русски.

Главная » О нас » Новости » «Санта-Барбара» по-русски.

Вряд ли можно оценить в деньгах нравственные страдания людей, случайно узнавших, что долгожданный ребенок, родившийся в результате ЭКО, не их биологическое продолжение. Как бы клиники ни утверждали, что подмена исключена, на практике выходит, что такое, увы, возможно. А значит, пара, которая идет на ЭКО, должна отдавать себе отчет, что существует вероятность ошибки. Для сохранности семьи безопаснее заранее договориться, что делать, если после родов обнаружится, что один из биологических родителей младенца - чужой человек.

За последние годы российская судебная система все чаще стала сталкиваться с необходимостью рассматривать дела, касающиеся претензий отцов эко-детей, которые уже после их рождения узнавали, что младенцы были рождены от чужого донора биологического материала.

Вот только несколько из таких примеров (имена персонажей изменены):

-  Супружеская пара обратилась в один из крупнейших перинатальных центров России с просьбой провести процедуру криоконсервирования биоматериала будущего папы, у которого медики диагностировали сложное заболевание с непонятным исходом и долгим периодом лечения. Спустя год супруги обратились в эту же клинику, чтобы сделать процедуру экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Перенос оплодотворенной спермой мужа яйцеклетки жены оказался успешным - эмбрионы прижились. Через положенный срок у пары родились близнецы Саша и Яша. Через некоторое время у папаши возникли сомнения в физиологическом сходстве с рожденными детьми.  В результате исследования было установлено, что он действительно не является биологическим отцом детей. В процессе выяснения отношений оказалось, существует весьма высокая вероятность, что в качестве донорского материала была использована сперма другого мужчины, с которым жена состояла в любовной связи.  В итоге супруги развелись.

- Георгий Свиридов с женой Елизаветой тоже стали клиентами клиники и тоже прошли через процедуру ЭКО. Их сын родился на полгода раньше близняшек Саши и Яши, о которых мы рассказывали выше. Вскоре отношения в семье разладились, жена ушла к другому мужчине. А Георгию «доброжелатели», коими славна земля русская, поведали, что супруга давно состоит в связи с любовником и что именно он является отцом ребенка, который был зачат с помощью ЭКО. Георгий сделал тест ДНК, который подтвердил, что он - не отец. Застигнутая врасплох жена призналась, что вступила в сговор с врачом, который согласился принять чужой биоматериал, не указывая это в документах.  Врач ушел в «несознанку», а бывшая Елизавета подала на алименты, которые теперь должен выплачивать незадачливый Жора. 

- Марии 33 года, с мужем она прожила 11 лет. Долгое время в браке ей не удавалось забеременеть по причине бесплодия мужа. Семья решилась на ЭКО, которое принесло лишь сплошные разочарования. Муж очень хотел детей, переживал по поводу своей несостоятельности, а верная Мария всегда шла рядом, утешала и обнадеживала. И вот, заветный протокол и завещанные проблемы: квартиру сними, кредит возьми, с работой договорись. Не будем расписывать подробности. Протокол был провальным. Из пяти яйцеклеток к пересадке были готовы две, остальные погибли, даже замораживать оказалось нечего. Прошло два мучительных года, проблемы стали только прибавляться. Врачи в неудаче обвинили гормональную терапию при ЭКО. Муж ушел в работу…а потом к 22-летней другой.

Теперь Мария советует другим женщинам: «Прежде чем жертвовать своим здоровьем во время таких процедур, лишний раз оцените, тот ли мужчина с вами рядом».

- История кавказская, про девушку-чеченку. У нее ЭКО. И делать ЭКО, и рожать она вынуждена втайне. У них с мужем любовь, но по их традициям, если жена год не рожает, можно ее и поменять. Семья продвинутая, приехали в Москву и выяснили, что проблема в муже. Муж тоже не дурак - чего менять любимую, если проблема в нем. Родственники требовали наследников. Они решились на ЭКО. Муж настаивал, что донором должен быть только чеченец. Вроде как врач его послушал, и по базе нашли просто похожего парня. Родилась у них девочка. Муж счастлив.

Такие душещипательные истории можно продолжать бесконечно долго, но лучше если их будут рассказывать врачи. А многие врачи отказываются комментировать происходящее даже анонимно. Так что придется самостоятельно попытаться ответить на основополагающий вопрос бескорыстного супружеского бытия: существует ли для отца возможность убедиться, что именно его биоматериал использован для создания эмбриона?

Теоритически это возможно, но представить себе это на практике как-то затруднительно. Технически генетики могут разработать такие пробы для конкретного эмбриона, чтобы потом провести исследования. Но затраты на это будут такими, что превысят стоимость самого ЭКО. В связи с этим возникает два принципиальных вопроса. Вопрос увеличения стоимости оставим на усмотрение страждущего родителя. На второй вопрос ответим сами, следуя элементарному логическому ряду сопоставлений - к этой процедуре должны быть показания, основания для которых дают результаты тестов. Обычно такие тесты проводят при наличии генетического заболевания, когда ищут определенные гены. В этом случае генетик знает о показаниях и указывает, почему нужно делать этот анализ, который даст медицинские показания для установления отцовства эмбриона, имеющего по документам вполне определенное отцовство. И в этом случае должен действовать механизм контроля и наказания, тогда любые ошибки маловероятны. Технически ошибки могут быть, и не только со стороны врачей. Например, для сдачи биоматериала может прийти вообще не тот мужчина, который обещал… прийти.

В каждой клинике своя система маркировки: где-то клеят наклейки, где-то наносят надписи, это внутренние правила. Для того чтобы не было никаких ошибок и путаницы, маркировка обязательно дублируется. Одно и то же будет написано в нескольких местах: на крышке, на дне, на стенках чашки. То есть можно однозначно сказать, чья именно здесь яйцеклетка. Плюс ведется документация в бумажном и электронном виде. То же самое происходит со спермой. В этом случае мужчина сам приходит и сдает биоматериал. При этом его баночка подписана еще до того, как он ею воспользовался. После процедуры она тоже подписывается.

Если говорить не о злом умысле, а о халатности, то на каком-то из этих этапов должен кто-то что-то перепутать. Все лаборатории этого боятся, это очень серьезный момент. Чтобы этой путаницы не было, клиенту обычно присваивают еще и уникальный номер. Ведь могут быть однофамильцы и даже полные тезки. Номер тоже печатается абсолютно везде. Эта система во всех учреждениях примерно одна и та же. Так что теоретически перепутать можно, технически – не реально.

Могут ли клиенты сами просить, чтобы по документам отцом значился, например, супруг, а по факту биоматериал сдал другой человек. Могут. Но это тоже имеет, как правило, оправдания - этнические, этические, ментальные, традиционалистские. Это вполне вероятно в случае с представителями восточной национальности, где инициаторами подмены скорее всего буду оба супруга. Они сознательно готовы пойти на это, потому что для них крайне важно, чтобы по документам именно муж был отцом. А в качестве тайного донора может выступить близкий родственник мужа.

Но и в подобных случаях возможных конфликтов не избежать. Муж, к примеру, спустя время при официальном разводе вполне может прикинуться человеком неосведомленным и заставить через суд отказаться от алиментов.

Так что, проблемы, о которых мы тут рассуждаем, могут быть не только в путанице, но и в головах самих людей, или на экранах телевизоров, на которых пузыриться очередная мыльная серия вечной «Санты-Барбары».

 

Фото: Pixabay

По материалам российской прессы

Комментарии: