В рамках недавнего масштабного аналитического исследования, посвященного отношению к суррогатному материнству, Европейский суд по правам человека провел обширный опрос практически всех стран-участниц Конвенции - 43 из 47! Выводы реально впечатляют. 

Опрос показал, что соглашения о суррогатном материнстве прямо разрешены только в девяти из 43 стран, в других 10 они допускаются, а в остальных 24 явно или неявно запрещены. Опрос также показал, что в 31 стране, включая некоторые из тех, которые запрещают суррогатное материнство, предполагаемый биологический отец, зачавший ребенка за границей с помощью суррогатного материнства, может зарегистрироваться в качестве родителя ребенка в своей стране. В 19 странах в качестве законной матери ребенка может зарегистрироваться женщина, родившая суррогатного ребенка, даже если она генетически не связана с ним. Неудивительно, что процесс установления законных отношений между родителями и детьми различается в зависимости от национальных особенностей страны. Это подразумевает как прямое признание свидетельства о рождении, выданного за границей, так и вопросы усыновления или другие случаи судебного разбирательства.

Во-первых, суд проанализировал вопрос о том, должна ли страна признавать предполагаемую мать законным родителем ребенка в ситуации, когда ребенок зачат с помощью суррогатного материнства, если предполагаемый отец признан законным родителем, а мать генетически не связана с ребенком. 

Во-вторых, если необходима процедура признание предполагаемой матери одним из законных родителей, должно ли эта процедура осуществляться путем признания иностранного свидетельства о рождении, или страна может вместо этого требовать усыновления или какого-либо другого решения?

Что касается первого вопроса, Суд установил, что Конвенция требует соблюдения прав детей на признание законными отношений родителя-ребенка с матерью. Суд подчеркнул, что при этом первостепенное значение имеют наилучшие интересы ребенка и что без признания их правовых отношений с матерью дети могут оказаться «в положении правовой неопределенности в обществе». В частности, детям может быть отказано в определении их происхождения по национальности матери (в случае, когда родители являются гражданами разных стран), они могут быть лишены возможности наследовать от своей матери, и, если их родители будут разлучены, мать может лишиться права на отношения с ними или обязательства поддерживать их. 

Однако по второму вопросу, хотя Суд признал, что с точки зрения неопределенности правовых отношений между матерью и ребенком важно как можно более оперативно решать вопрос непосредственной регистрации факта рождения ребенка на основании свидетельства о рождении, выданного иностранной юрисдикцией. Суд определил, что могут быть использованы и другие механизмы, в том числе требование, чтобы предполагаемая мать прошла процедуру усыновления. Однако, если усыновление является единственным законным способом, доступным для предполагаемых родителей, тогда вся процедура должна быть максимально быстрой, чтобы правовой вакуум, в котором окажется ребенок, был минимальным.

Итальянский юрист и профессор права Александр Шустер (Alexander Schuster) поделился своими соображениями по поводу позиции ЕСПЧ и согласился, что такое установление предоставляет семьям, в которых отец имеет генетическую связь с ребенком, возможность действовать более оперативно. В противном случае, картина выглядела бы крайне неопределенной. Шустер объяснил, что главная проблема, с которой ему пришлось столкнуться, когда он представлял в суде дело о вмешательстве третьей стороны от имени Центра междисциплинарных гендерных исследований при Университете Тренто, заключалась в том, что «необходимо было провести параллели между дискриминацией детей, рожденных вне брака, и детей, рожденных с помощью вспомогательных репродуктивных технологий». Его задачей было защитить интересы детей, не только потому, что их родили суррогатные матери, но и потому, что они были зачаты с помощью донорской яйцеклетки или спермы. Дискриминация в отношении таких семей широко распространена. По мнению эксперта, разночтения в Европе способствуют образованию категории детей, которые подвергаются серьезной дискриминации. К счастью, мнение ЕСПЧ говорит о том, что европейские страны стремятся к тому, чтобы не допустить повторения этого произвола.

Итак, хорошая новость заключается в том, что Суд установил, что для детей, родившихся по программе суррогатного материнства, право иметь законно признанные отношения со своей матерью является фундаментальным. Не удивительно, что страны на своем государственном уровне будут пытаться и дальше чинить препятствия для предполагаемых родителей суррогатных детей. Но в общеевропейском позитивном смысле можно уверенно отнести позицию ЕСПЧ к категории торжества разума и справедливости.

 

Изображение: FreePic
По материалам онлайн журнала Above The Law

Другие новости:
Комментарии: