Желание иметь своего ребенка порой не ведает преград. Когда шведская клиника по лечению бесплодия закрыла перед ними двери, 44-летняя Моника Оскарссон (Monika Oscarsson) и ее 47-летний муж Андре (André) поняли, что единственный выход для них – ехать в Россию и попытать счастья там.

Моника и Андре Оскарссон познакомились еще в далекой молодости. Они работали на одном предприятии Нолато в Кристианстаде. Уже тогда они знали, что влюблены друг в друга, но никто из них не осмелился сделать первый шаг. Много лет спустя их пути вновь пересеклись… в Facebook. К тому времени Моника вернулась домой из Стокгольма, а Андре расстался со своей женой, которая родила ему дочь. Именно Андре случайно обнаружил профиль Моники в Facebook и решил, что непременно встретиться с ней и уже не отпустит ее.

Пара обручилась в Праге 2013 года и в следующем году поженилась в церкви Витцкёвль в присутствии семьи и друзей. Даже во время медового месяца они не переставали мечтать о своем ребенке, о простом человеческом счастье. Но Монике было уже 37 лет, а Андре исполнилось 40. Они понимали, что времени для детей у них очень мало. Женщина навестила гинеколога, но через какое-то время перестала принимать прописанные ей препараты. Они не работали. Не было даже намека на долгожданную беременность. Супруги перепробовали все средства, питались водорослями, пили травяные отвары, терпели иглоукалывание, но ничего не помогало. Друзья и семья советовали паре не думать об этом слишком много и попытаться отвлечься от навязчивых мыслей. При этом пара чувствовала, что очень важно, чтобы дочь Андре по возможности также участвовала в планировании новой семьи, поскольку речь шла о ее будущем братике или сестричке.

В конечном итоге эти заботы привели их в клиники по лечению бесплодия в Кристианстаде и Мальмё. Но все это больше напоминало метания между надеждой и отчаянием. А время шло и часики тикали. Когда Монике исполнилось 38 лет, они уже знали, что общество глубоко равнодушно к их проблемам, и они могут рассчитывать только на самих себя, самостоятельно принимать решения и «платить по счетам».  К тому же пройдя медицинское обследование они неожиданно для себя узнали, что у обоих были медицинские противопоказания для естественной беременности. У Моники диагностировали непроходимость маточных труб, что делало невозможным оплодотворение яйцеклетки, а у Андре обнаружили так называемое хромосомное расстройство, которое также естественным образом препятствовало наступлению беременности. Проблемы со здоровьем были обнаружены слишком поздно. Если бы они были установлены вовремя, шведское здравоохранение не смогло бы так легко отмахнуться от граждан своей страны. В конце концов, пара получила направление в клинику по лечению бесплодия в Копенгагене. Там яйцеклетки Моники были оплодотворены спермой Андре в лаборатории, а затем возвращены в матку Моники. Но единственное, что пара привезла домой из Дании, - это счет в размере 21 000 датских крон за визит.

Шли месяцы, а Моника и Андре продолжали искать новые возможности родить своего собственного ребенка. Наконец, они поняли, что единственный способ решения этой проблемы- искусственное оплодотворение с использованием донорской яйцеклетки.Но в Швеции такая практика запрещена законом.Супруги изучали возможности клиник в Испании и Польше. Они читали все, что имело отношение к теме, участвовали в чатах и интерактивных группах по поводу вынужденного бесплодия, ЭКО и донорства яйцеклеток.

И в итоге остановили свой выбор на клинике репродукции Scanfert в Санкт-Петербурге, в России. Клиника в значительной степени ориентирована на жителей скандинавских стран и предлагает гарантию возврата 80 процентов затраченных средств в случае неуспеха лечения. По словам Моники и Андре, разница в том, что свежие яйцеклетки выращивают в лаборатории в течение пяти дней до образования эмбрионов. Такой метод считается более эффективным для реального наступления беременности. Во время лечения в матку женщины помещается только одна оплодотворенная яйцеклетка. Оставшиеся ооциты замораживаются и хранятся до последующего использования. Цена, которую клиенты платят за успешную беременность и роды, составляет 22 000 евро - около 240 000 шведских крон. В пакет входят три попытки с использованием донорских яйцеклеток. Сюда также входит трансфер из аэропорта в отель и однодневная экскурсия по Санкт-Петербургу. Все деньги должны быть оплачены заранее.

Для того, чтобы визит в Россию состоялся, Моника и Андре вынуждены были взять кредит в банке. Кроме того, друзья и несколько компаний материально поддержали их в этом намерении и собрали в общей сложности еще около 60 000 шведских крон. Супруги рассчитывают, что окончательная сумма, включая расходы на поездки, лекарства и упущенный заработок, составит более 300 000 шведских крон. Но кроме этого, все что у них есть пока, это надежда на то, что все закончится благополучно и их ожидания не обманут. Представители российской клиники, которые посетили Гетеборг, чтобы познакомится с клиентами, произвели на шведскую пару впечатление профессиональных и надежных специалистов. К тому же семья внимательно ознакомилась с отзывами нескольких шведских женщин – пациентов этой клиники, в которых они описывают свои истории, переживания и рассказывают о том, как благодаря усилиям опытных сотрудников российской клиники сбылась их сокровенная мечта. Одна из этих женщин вообще пишет, что крестила свою дочь вторым именем Ольга, в честь главного врача клиники из Санкт Петербурга. Моника и Андре уверены, что преимуществом клиники является персонализированный подход к вопросам лечения.

К тому времени, когда у пары возможно родится ребенок, Монике будет 45, а Андре 48. Но это не дает основания чувствовать себя слишком старыми для рождения детей. «Матка не имеет возрастных ограничений. Есть много женщин, рожавших детей в гораздо более позднем возрасте», - говорит Моника. «Да и мужчина может сделать женщину беременной на протяжении всей его жизни, так что возрастной предел здесь ни при чем», - добавляет Андре. «Мы пришли к тому, что чувствуем себя в безопасности и верим в возможности. Если это не удастся, мы можем сказать себе, что, по крайней мере, сделали то, что могли».

А еще Моника и Андре рассуждают о том, что в связи с запретом суррогатного материнства в этой благополучной северной стране шведы чувствует себя обманутыми. «Почему политики присваивают себе право решать за людей, когда и как им заводить детей? Это вопрос, который должны решать сами граждане страны, а не чиновники. Бесплодие - это заболевание, от которого страдает каждая десятая пара в Швеции», - говорят оба в один голос.

 

Фото: Денис Синяков
По материалам Svenska Dagbladet

Другие новости:
Комментарии: